Я с некоторой регулярностью ссылаюсь на эту запись про три типа этики. При этом я как-то всегда полагал, что пользуюсь в основном первыми двумя, а применение "этики добродетели" и, соответственно, понимание ее логики у меня вызывает сложности. Я не знаю, что сделал бы Иисус; большинство уважаемых мною людей я знаю недостаточно, чтобы представить себе их modus operandi в редкой ситуации; и вообще, прокрастинация - это наше все.
Сегодня я понял, что все же этой этикой пользуюсь: когда представляю себе, как бы поступил тот мысленный конструкт, который я считаю улучшенной версией себя.
Старый спор про то, меняются ли ценности по ходу истории. Я скорее придерживаюсь взгляда, что набор-то плюс-минус один и тот же (веса разные), а вот область применимости меняется значительно. Меняется граница "своих", с которыми система ценностей общая (и действовать по законам, этой системой определяемым, хорошо и правильно) и "чужих". Сейчас формально декларируется желанность полного отсутствия сегрегации, даже мысленной, по формальным признакам вроде расы-пола-религии; это "добродетельно". Если предположить, что в какой-то момент времени этой точки зрения начнет придерживаться большинство, интересно, что произойдет с государствами.

Мне кажется довольно важной особенностью государства как структуры то, что сейчас люди, вынужденные решать "задачу вагонетки", этически обязаны спасать одного "своего" в ущерб пяти "чужим". Это такой экстремум тезиса "государство заботится о своих гражданах". Что произойдет, если для абсолютного большинства такой выбор начнет казаться этически не оправданным?

Самое вероятное - конечно, ничего, гражданство превратится в аналог кокошника, станет эдаким элементом тщательно сохраняемого национального костюма (мы ведь тут все еще и за diversity). Но можно попробовать рассмотреть вариант, в котором люди с архаичными границами специально отбираются. В итоге получим, например, президентские выборы в виде соревнования реднеков: избиратели будут выбирать из глубоко презираемых ими кандидатов.
Впрочем, примерно это и происходит.
Очередное обсуждение Цветаевой. В общем-то, ничего нового: Стихи! - Но дети! - Талант! - Но люди! Но я подумал, что мне достаточно часто попадаются такие обсуждения частной жизни, и почти никогда - собственно стихов. Так не только с Цветаевой произошло, конечно (см. Тринадцатого апостола). Да, понятно, что переживание поэзии почти всегда частное - разражается довольным марсианским уханьем микроскопическое меньшинство; примерка же чужих ботинок вызывает вполне конкретные и легко вербализуемые ощущения того, где именно жмет. Но жутковатая все же судьба - превратиться в задачку из учебника этики после того, как отмел реальность как малую величину низшего порядка.
Интересно, если слегка модифицировать проблему вагонетки, и к классической формулировке добавить условие: "Если стрелка уже находится в положении, ведущим на путь с одним человеком, то вы не можете переключить ее на другой путь. Но вы не узнаете, по какому пути ехала вагонетка изначально, до тех пор, пока не сделаете выбор, переключать или не переключать текущее положение стрелки", - повлияло бы это на результаты?

Когда я настроен пессимистически, я думаю, что большинство людей воспримет уменьшение шанса на гибель 5 человек как индульгенцию на невмешательство. Когда я настроен оптимистически, я думаю, что разум бы победил.

В обычном состоянии я не думаю о проблеме вагонеток.
Page generated Sep. 24th, 2017 03:21 am
Powered by Dreamwidth Studios