Старый спор про то, меняются ли ценности по ходу истории. Я скорее придерживаюсь взгляда, что набор-то плюс-минус один и тот же (веса разные), а вот область применимости меняется значительно. Меняется граница "своих", с которыми система ценностей общая (и действовать по законам, этой системой определяемым, хорошо и правильно) и "чужих". Сейчас формально декларируется желанность полного отсутствия сегрегации, даже мысленной, по формальным признакам вроде расы-пола-религии; это "добродетельно". Если предположить, что в какой-то момент времени этой точки зрения начнет придерживаться большинство, интересно, что произойдет с государствами.

Мне кажется довольно важной особенностью государства как структуры то, что сейчас люди, вынужденные решать "задачу вагонетки", этически обязаны спасать одного "своего" в ущерб пяти "чужим". Это такой экстремум тезиса "государство заботится о своих гражданах". Что произойдет, если для абсолютного большинства такой выбор начнет казаться этически не оправданным?

Самое вероятное - конечно, ничего, гражданство превратится в аналог кокошника, станет эдаким элементом тщательно сохраняемого национального костюма (мы ведь тут все еще и за diversity). Но можно попробовать рассмотреть вариант, в котором люди с архаичными границами специально отбираются. В итоге получим, например, президентские выборы в виде соревнования реднеков: избиратели будут выбирать из глубоко презираемых ими кандидатов.
Впрочем, примерно это и происходит.
Сравнивая ощущения от жж в его текущем виде и от жж десятилетнеей давности, я бы сформулировал основное отличие так: мы по-прежнему готовы высказываться, но уже не готовы обсуждать.

Тут, конечно, сразу возникает вопрос: а кто такие "мы"? что это за страта такая? и уверен ли автор, что его "мы" хоть как-то пересекается с "мы" людей, в эту группу включенных? Автор не уверен. Но обсуждать не готов.
Когда тиражи были большими, а музыку все еще выпускали на кассетах, был такой странный альбом "Никто никогда никому ничего". Автора я, конечно, уже не помню. Попробовал сейчас поискать в интернетах. Глухо. Сплошная стена из "Кирпичей" с одноименной песней, выпущенной десятком лет позже. И вот я помню вещь, помню обложку с черно-белым минималистичным рисунком. Помню, как пробовала слушать. А никаких следов не найти, словно и не было никогда. Мучительное ощущение, прямо гугл-газлайтинг.

Что самое печальное - так это то, что в интернет-эпоху мало кому нужная информация исчезает примерно со скоростью очистки кэша серверов. Иногда читаешь чей-нибудь журнал на глубине всего-то шести-семи лет - а все, все ссылки побились, фотохосты издохли, и когда-то связный текст превратился в вещь в себе.

Апд: пафос поста несколько утрачен, так как искомый альбом нашелся (спасибо [livejournal.com profile] whitelynx)
Мне тут рассказали вчера о существовании двойного отрицания в средневековом английском. Полез читать статью, и тут до меня внезапно дошло, что мне стоит не только ругать норманов за радость вспоминать написание слов вроде exchequer или connoisseur, но и благодарить их же за простоту английской грамматики. Интересно, происходило ли еще где-то стремительное упрощение языка как следствие завоевания? С тем же русским во время ига, насколько я понимаю, такого не было: шли заимствования на уровне лексики, но и только(?), что, в общем, объяснимо отсутствием интеграции.
Боян, наверное, но мне вроде раньше не попадалось: в 2008м году опросили разных людей, имеющих касательство к самым разным наукам, по поводу чего они переменили свое мнение. Там много интересного, но мне тут лента принесла в параллель этому:
о противоречии принципов демократии и науки

Несмотря на то, что можно в обосновании обоих тезисов найти некоторое количество натяжек, описание основных сил, имеющих в качестве результирующей коммьюнити колледж, по-моему, довольно верное.

Вообще тема создания стимула для эволюционирования общественного образования интересная. В простейшем случае, насколько я понимаю, пытаются искусственно создать конкуренцию за финансы: вводят некую комбинацию подушевой оплаты и платы за показатели. В теории все прекрасно, на практике же скорее школа вложится в рекламу и будет выпихивать неуспешных.
Мимоходом брошенная фраза об академической карьере: "три года проработал в ящике. Этот перерыв в публикациях аукается мне до сих пор". Вам не кажется, что наука стала слишком похожа на спорт? Необходимость ранней ориентации - чек. Изматывающая подготовка - чек. Высококонкурентная среда - чек. Внимание спонсоров более существенно влияет на заработок, чем результат - чек. Разве что заниматься ею можно вплоть до старости и структура доходов более сглаженная. Вчера наткнулась на уже довольно старенькую статью, где в частности предлагается подход "а давайте мы особо талантливым студентам будем сразу давать гранты, но если за несколько лет полезного выхлопа не случится, то пускай меняют профессию". Хехе, а успешным ученым будут платить как бейсболистам в Национальной Лиге; расширим, так сказать, выборку современных гладиаторов. Еще, наверное, шоу можно будет сделать: постдоки сражаются за грант.

Хочу ли я, чтобы Денни стал футболистом или физиком-теоретиком? Да ни в жизнь.
Прочитал сегодня статью в NYT с дивным сюжетом: современного модного художника пытаются заставить признать, что картина, написанная в 1976м году - его картина. Художник открещивается, не был, не состоял, картина не моя.
Как-то в тему легло. Размежевание творца и творения. Я вяло так уже некоторое время пытаюсь для себя разобраться, почему меня начисто не интересует современное визуальное(?) искусство, в частности, перфомансеры. Ну то есть до той степени, что я даже статей в википедии не читаю. Новизна высказывания? - безусловно есть. Богатство интерпретаций, многослойность? - наличествует. Связь с контекстом? - зачастую богатейшая. Не цепляет.
Может быть, дело в том, что они пытаются рассказать мне обо мне. А мне обо мне не интересно. Потому что на самом-то деле они меня не знают, и выцепить могут только базовое, общее, выходящее на поверхность. А эти столпы, вокруг которых обвиваются индивидуальные завитушки межушного ганглия, раскачивают все кому не лень.
И да, мне все еще интересно, какие там неонки внутре других людей, причем я нахожусь где-то на стадии, когда простой ответ на вопрос "куда ты смотришь?" уже не удовлетворяет, но все еще интересен ответ на "что ты видишь?"; не просто чужой опыт, а некая его переработка. А этого мне давать не хотят, по глубоко идеологическим соображениям.
Ну и, конечно, то, что я воспринимаю мир через текст, тоже влияет. Поэтому старые картины, написанные через символы, мне воспринимать проще. Потому что это тоже в каком-то смысле текст, просто язык его я знаю плохо.
Ну ладно, пора сознаться - я участвую в дискуссиях по соответствующему тегу. Нет, я не хожу комментить в топ, просто пытаюсь убедить парочку интернет-знакомых, что обсуждать поведение жертв - не очень осмысленное и в чем-то даже вредное занятие. Безуспешно. И вот я все пробую себе представить, каковы же их идеальные женщины, каков же их идеальный мир...
Ad absurdum, конечно )
Я вот читал во многих советских книгах про то, что раньше быть очкариком было не айс: про взрослых не знаю, а вот детеныш, нацепивший на нос очки, автоматически становился легитимным объектом подтравливания; и только спустя много страниц, полных невероятных приключений, ему удавалось доказать свою полезность коллективу. Впрочем, судя по тому же "Гарри Поттеру", это было интернациональным явлением. Я в своем детстве уже ничего похожего не застал, к очкам привык сразу и никакого социального дискомфорта они мне никогда не доставляли. Судя по существованию в этом мире очков с линзами без диоптрий, очки уже давно кажутся интересным аксессуаром даже тем, у кого никогда не было никаких проблем со зрением.
Я думаю, это потому, что писатели в дотелевизионную эпоху, не сговариваясь, придумали бренд. Выстроив логическую цепочку "очкарик - значит, много читает - значит, умный" и приправив сверху чеховским пенсне, они породили миф о деликатных и умных интелях, извиняющихся за звук открываемого в театре очечника, но при этом обладающих несгибаемой волей и непробиваемой вежливостью. Кто из подростков не хотел бы быть таким? Ну ладно, наверное, кто-то не хотел. Но я - хотел.

С интересом наблюдая за прокатывающимися туда-сюда волнами обсуждений полноты, я думаю, что давно уже пора организовать что-то вроде консолидирующего образа для полных людей. Мне кажется, он должен находиться где-то в районе "меня не парит. В моей жизни есть куча других интересных вещей."
Бетанцы носили сережки, позволявшие окружающим быстро считать краткую информацию о владельце. Эдакий материальный аналог статуса на фейсбуке. Кто бы знал, как мне не хватает чего-то подобного в соцсетях. Не первый раз наблюдаю поведение, ставящее меня в тупик: человек пишет некий пост с претензией на объективность, содержащий очень резкую критику в адрес других людей, а когда в комментах с ним хоть в чем-то несоглашаются (например, указывают на возможность иных интерпретаций), начинает бурно реагировать в стиле "я не хочу это обсуждать, вы ничего не понимаете, вы не сочувствуете детям Германии". Сочувствую. Но блин, если тебе нужна поддержка и принятие, почему ты при этом кусаешь окружающих? Я еще могу понять, если такое случается в первый раз: человек поднял тему и в ходе обсуждения понял, что нет, слишком болезненно, не выдерживает отстраненную дискуссию. Но когда подобное происходит неоднократно, и человек не пишет ни дисклеймеров, не ограничивает ни видимость, ни возможность комментариев, для меня это выглядит как троллинг подписчиков "а давайте вы поставите солидарность выше справедливости, и плевать, что у вас другая иерархия ценностей". Да, я следую правилу, "не хочешь - не читай", и всегда отписываюсь, но, увидь я сережку заранее, я бы и не подписывался.
У бетанцев было много параметров. Мне кажется, мне бы хватило иерархии трех: милосердия, справедливости и солидарности.
Охбля, простите.
"Феминизм – это… ну, уж никак не стройная система взглядов… и не концепция… и не массовое, завоевывающее мир освободительное движение. Феминизм – это как морской воздух. Побудьте у моря, подышите его соленым ветром, а потом выходите на автомагистраль, ведущую в мегаполис, и почувствуйте, как удушающе действует патриархат на тех, кто вдохнул воздух феминизма." Это я зашла по ссылке, с которой рекомендовано начинать знакомство с текущим феминистическим движением. По-моему, это уже прямое вредительство, хехе.

Мое отношение к феминизму, в общем, довольно просто. Да, я за равную оплату равного труда, за свободу распоряжаться своим телом, избирательные права, образовательные права и т.д. В этом смысле я, видимо, феминистка. Но я не вижу какого-то вопиющего попрания этих свобод сейчас в западном мире. Но я против положительной дискриминации для женщин, потому что не вижу механизма, как она может улучшить положение следующего поколения (в отличие от нацменьшинств). Любая дискриминация с любым знаком способствует поддержанию представления о неравных возможностях и способностях.
И да, пока что все тексты, что мне попадались, в какую-то целостную картину, каких еще прав женщинам в Западном мире не хватает, не складываются. Это какие-то отдельные тексты за все хорошее и против всего плохого, про то, что кое-где у нас порой все еще. Кажется, то, что требовали суфражистки, в Европе и Америке женщины получили, а дальше все распалось на какое-то невнятное бурление.

И да, я не вижу смысла думать о человеке плохо, пока я могу думать о нем хорошо. Так что я за диалог, за возможность аргументированных споров о сути, а не о форме, за невмешательство в научные исследования.
Кстати, мне всегда было интересно отношение феминизма к евгенике. Вот если вдруг обнаружится, что некая группа генов отвечает, допустим, за любовь к оригами, и у мальчиков она встречается в 5 раз чаще, чем у девочек, должно ли настаивать на устранении этого неравенства? А если это какой-то влияющий на жизненный успех фактор?

ПыСы. автостопом по галактике
Читала вчера про примитивный язык пираха, в котором, в частности, нет числительных (в вики есть подробное описание того, как все же решили, что три слова, используемые как количественные характеристики, значат все же не "один, два, много", а "чуть-чуть, побольше, много"). В связи с чем вспомнилось иногда встречающееся рассуждение, что ежели бы люди тратили столько же времени на изучение математики, сколько они тратят на изучение иностранных языков, то никакой бы проблемы понимания современной математики бы не было, все бы мы жили в окружении знатоков и ценителей (например). С одной стороны, да, Übung macht den Meister. Но с другой, до определенного момента так и происходит. Все способны выучить язык на уровне "лет ми спик", но и с квадратными уравнениями проблемы не у многих возникают. Проблемы начинаются дальше, когда человек упирается в потолок абстракции. И вот вопрос, является ли неспособность воспринимать бесконечное количество абстрактных слоев следствием недостатка практики или среднестатистическому мозгу и в самом деле несвойственно подобным образом ломаться. Ведь так подумать, сама концепция числа является нехилым обобщением над реальностью. Нет никаких "двух яблок". Есть одно яблоко и другое яблоко.* Еще интересный вопрос, на который я не нашла ответа, это есть ли определенный временной период, когда, ежели человека не научить основам, то он и в дальнейшем к математике окажется совершенно не способен, как для языка. И, если так, то что это за основы. И что будет происходить, если поменять традиционную последовательность изучения математики в школе (условно от индуктивного способа к дедуктивному).**
То, что происходит с восприятием математики по выходу из школы\университета, отдельный вопрос. Понятно, что неиспользуемый навык быстро утрачивается, вплоть до арифметики, и можно легко встретить человека, который будет просить вас посчитать 10% на калькуляторе. Тоже самое происходит и с языком, но, в отличие от, не знать математику считается в среднем менее стыдным.

*Слегка лукавлю. Человек способен точно оценивать некоторое количество предметов без подсчета, но вряд ли это количество больше сакраментального +-7.
**У меня есть смутное воспоминание, что мне рассказывали, что в середине 70х в СССР пробовали реформировать обучение в сторону большей формальности и меньшей привязки к реальности, но подробностей не знаю.
К этому, этому и еще много чему.
Насколько я могу судить по постам френдов, которым хватает душевных сил копаться в продукции российской политической журналистики, всех этих сочинителей компроматов с удивительной регулярностью ловят на прямом вранье и подтасовке фактов. Прям как мелких бесов.
И что-то мне эта регулярная беспомощность перед фактчекингом удивительна. Read more... )

Возвращаясь к российским журналистам. Не, я понимаю, что неумение пользоваться гуглом следует объяснять по принципу бритвы Хенлона. Но был бы красивый твист, если бы все эти халтуромахеры оказались свято верящими в свободную печать идейными борцами с цензурой.
Навеяло. Люди все-таки удивительно разные. Я, наверное, зажрамшись, но для меня пожелать себе влюбленности - примерно как пожелать себе заболеть воспалением легких. А чего, под высокой температурой такие развесистые глюки бывают, что ух! Быть в паре (в тандеме, бггг) - да, классно, но вот этот вот процесс взаимного узнавания - он мучителен. Ты словно протягиваешь руку незнакомой собаке и гадаешь, помашут тебе хвостом или сейчас зажуют по локоть. Рассказал о важной для тебя проблеме - а с той стороны этический блок. Невинно пошутил - а там уже броневичок выкатывают, или, еще того хуже, травма детства стриггерилась. Нафиг-нафиг эти хождения по незнакомым болотам.
У любого катаклизма, как у кометы, есть здоровенный почти совершенно невидимый шлейф мелких частных печалей. На них, на фоне разрушенных зданий и поломанных судеб, как-то глупо и чуть ли не неприлично жаловаться. Скажем, кондитерскую на углу во время революции закрыли. Или после землетрясения стали возить другой сорт папайи. Оно все мелкое, но вторгается в твой личный мир, делает его никогда-не-станущем-прежним.
Вот моей маленькой личной печалью как следствием Большого Крымского Пиздеца стало то, что ряд замечательных людей, которым раньше было все равно, на каком языке писать - на русском или на украинском, и они, в силу большей аудитории, писали на русском - теперь им стало не все равно. Нет, я понимаю украинский, с пятого на десятое, но мне все равно каждый раз жаль, что я больше никогда не смогу ответить без гугл-переводчика.
С одной стороны, на этих выходных не прошла Durchsetzungsinitiative, но не прошла не так чтоб со значительным перевесом.
С другой стороны приплыла статья про то, почему голубые воротнички голосуют за Трампа (за работяг выступает профессор из Йеля, хехе).
С третьей стороны, френдлентой принесло.
Ну и с четвертой, я смотрю сейчас American crime story, про дело О Джей Симпсона.

В общем, я думаю о политкорректности. В моем текущем представлении эволюция выглядит примерно так: первая стадия "инопланетянам обидно, когда их называют нелюдями. Давайте будем называть их зелеными человечками". Стадия вторая: "фраза "зеленые человечки совершают на 30% больше похищений людей, чем синие" - плохая, потому что не дает информации о причинах такой разницы и может быть истолкована как свидетельство того, что синие человечки лучше зеленых. Давайте напишем, что зеленые человечки совершают 146 похищений на 100 тыс. визитов". Стадия третья: "ой, давайте вообще не будем обсуждать проблемы с зелеными человечками".
И вот я думаю, насколько полезна третья стадия и полезна ли она вообще. И не входит ли она часом в противоречие с парочкой-другой принципов демократии, например, право на получение непредвзятой информации. И еще мне кажется, что, раздавание направо и налево диагнозов а-ля "расист", "фашист" и прочий "ист" просто за несоблюдение должной последовательности реверансов значительно быстрее сделает настоящих расистов и фашистов рукопожатными.
Отдельная моя печаль, что меня все это почти перестало трогать. Вот читал я про все эти переплетения и метаморфозы Носатых и Горбатых, и чувство, похожее на гражданское возмущение, шевельнулось во мне лишь единожды: когда я читал про крышевание наркотрафика в питерском порту. Все-таки связь ВВП с наркоторговлей остается для меня все еще чем-то запредельным, на уровне психопатии. Все остальное: взятки, продажа должностей, пропихивание своих, убийства - вызывают лишь усталое "ну да, а чего вы от этих хотели". Я давно уже отношусь к властям не как к менеджерам (что нормально), не как к выразителям ценностей некоего условного народного большинства (за что часто выступают поклонники фразы "всякое общество имеет ту власть, которую оно заслуживает"), а как к стаду диких кабанов, сжирающих и топчущих все на своем пути. Самое разумное поведение - не взаимодействовать никак.

Я иногда думаю, что стремительная деградация общественных институтов в России во многом объясняется не только отсутствием категории личной репутации, но наличием и непрерывным ухудшением репутаций групповых. Политики? Фуфуфу. Милиция? Да те же бандиты. Учителя? Да они кроме как в пед, никуда поступить не смогли. И так далее.
В основном люди будут идти в такие группы уже с четкой готовностью согласиться с правилами сложившейся системы, а любой идеалист будет либо перемолот, либо выкинут нафиг.
Если подумать о воспитании как об алгоритме, имеющем конечной целью получение счастливого человека, то вроде как считается, что этот алгоритм не "жадный": достигая локального оптимума, мы глобальный не получим. (Впрочем, ни одной книги по воспитанию я не читал, так что это взято из воздуха). Поэтому, в частности, считается правильным время от времени прекращать поток ништяков и удовольствий. Работать это видимо должно примерно как иммунитет: столкнувшись с чередой мелких обломов, личность при встрече с глобальным обломом, можно даже сказать, с пиздецом, не поломается или поломается не так глобально.
Недостаток этой идеи, имхо, в том, что беды и несчастья различаются качественно, и материальные проблемы - лишь малая толика тех, с которымт сталкивается взрослый человек. Невозможно иммунизировать от несчастной любви. Или смерти близкого.

Хотя, может быть, смирение рассматривается как единый навык - либо есть, либо нет.
Время от времени я предлагаю Денни игру: беру камушек или резиновый шарик и предлагаю угадать, в какой руке. Он всегда начинает с левой, сколько бы раз до этого я не прятала в правой. Так же и с прятками: он идет в поисках по одному и тому же маршруту. Видимо, воспроизводит однажды оказавшуюся успешной стратегию. Похож на программиста из анекдота: "вылить воду из чайника. Тем самым задача сводится к предыдущей".
Забавно, что эта стратегия была бы совершенно разумной, будь я случайной величиной. Интересно, когда у него появится способность предполагать наличие паттерна в поведении других людей.
Еще интересно. Вот вроде считается, что склонность видеть умысел в случайном событии эволюцонно обусловлена: параноики лучше выживают. Каким должен бы был быть мир, чтобы было оправдано обратное?
Page generated Sep. 24th, 2017 03:23 am
Powered by Dreamwidth Studios